дневник ТОМА
хай народ
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

дневник ТОМА > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
Баббель расскажет Babbel Bandet 19:29:43
помню меня в ЛОЛ играть учил один парень, друг сестры, который с самого начала играет. он и его друг взяли меня к себе в пати после нескольких моих каток против ботов. однако они двое ещё и со связью играли.
а естественно нас кинет против прошареных людей.
мы проиграли. я пишу потом этому парню "ну это из-за меня, потому что нубас нубасом". меня 3бал дуэт Таама и Твича, а так же Катарина (потому что игроки на Катарине только нубов нагибать и могут хаХА), которая после каждого убийства меня прожимала смех.
на что мне друг сестры говорит "да не из-за тебя. мне чел сказал что ты очень ловко и прямо станами попадала, прям очень спасало. это у нас два рандома-идиота были, особенно фидящий Свэйн, который непонятную дичь закупил".

но я-то знаю что из-за того, что я нубасом была, у нас игра 4 против 5 шла.

Категории: Babbel tells
Взыскание задолженности / долга Alexander Kirpikov 11:45:15
 Должники обычно не любят возвращать долги и нередко под различными предлогами уклоняются от исполнения своих обязательств. В этой связи граждане и организации очень часто сталкиваются с проблемами при взыскании задолженности. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/vzyskanie-z­adolzhennosti/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по взысканию задолженности:
при взыскании просроченной задолженности (долга);
при взыскании задолженности по договорам купли-продажи, поставки, аренды, подряда, строительного подряда, возмездного оказания услуг, займа, кредита, страхования в порядке приказного, искового и упрощенного производства;
при взыскании задолженности на основании исполнительных документов в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве;
при сопровождении процедуры исполнительного производства;
и в других случаях взыскания задолженности.

Более 20 лет успешной юридической практики! Гарантия результата!

Составим исковое заявление в арбитражный суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Арбитражный суд, Аренда, Договор, Задолженность, Кирпиков, Поставка, Сделка, Юрист
Позавчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
Взято: хочу, чтобы моим отцом был рикардо милос jhufiku 22:22:04
­Дзен Мастер Сыч 16 ноября 2018 г. 20:45:58 написал в форуме "Просто общение"
хочу, чтобы моим отцом был рикардо милос
Подробнее…Источник: http://beon.ru/discussion/14569-029-hochu-chtoby-moim-otcom-byl-rikardo-milos-read.shtml
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
уеду отсюда все закончится, я настроен , все rockstar1234567 21:35:25
уеду отсюда
все закончится, я настроен , все
104. солнце улыбается нам в сообществе wifll 20:30:17
О'Генри. Дары волхвов.
Подробнее…

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим сам дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: "М-р Джеймс Диллингхем Юнг". "Диллингхем" развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове "Диллингхем" потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное "Д"? Но когда мистер Джеймс Диллингхем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: "Джим!" и нежные объятия миссис Джеймс Диллингхем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс. Диллингхем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно-золотые часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое-волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы - специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряды и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо; всякий раз доставал бы часы из кармана - специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе бороду от зависти.

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову - и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила: "M-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос", Делла взбежала на второй этаж и остановилась, с трудом переводя дух.

- Не купите ли вы мои волосы? - спросила она у мадам.

- Я покупаю волосы, - ответила мадам. - Снимите шляпу, надо посмотреть товар.

Снова заструился каштановый водопад.

- Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.

- Давайте скорее, - сказала Делла.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях - прошу прощенья за избитую метафору. Делла рыскала по магазинам в поисках подарка для Джима.

Наконец, она нашла. Без сомнения, что было создано для Джима, и только для него. Ничего подобного не нашлось в других магазинах, а уж она все в них перевернула вверх дном, Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском, - такими и должны быть все хорошие вещи. Ее, пожалуй, даже можно было признать достойной часов. Как только Делла увидела ее, она поняла, что цепочка должна принадлежать Джиму, Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство - эти качества отличали обоих. Двадцать один доллар пришлось уплатить в кассу, и Делла поспешила домой с восемьюдесятью семью центами в кармане. При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час. Как ни великолепны были его часы, а смотрел он на них часто украдкой, потому что они висели на дрянном кожаном ремешке.

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предусмотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, зажгла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные великодушием в сочетании с любовью. А это всегда тягчайший труд, друзья мои, исполинский труд.

Не прошло и сорока минут, как ее голова покрылась крутыми мелкими локончиками, которые сделали ее удивительно похожей на мальчишку, удравшего с уроков. Она посмотрела на себя в зеркало долгим, внимательным и критическим взглядом.
"Ну, - сказала она себе, - если Джим не убьет меня сразу, как только взглянет, он решит, что я похожа на хористку с Кони-Айленда. Но что же мне было делать, ах, что же мне было делать, раз у меня был только доллар и восемьдесят семь центов!"

В семь часов кофе был сварен, раскаленная сковорода стояла на газовой плите, дожидаясь бараньих котлеток

Джим никогда не запаздывал. Делла зажала платиновую цепочку в руке и уселась на краешек стола поближе к входной двери. Вскоре она услышала его шаги внизу на лестнице и на мгновение побледнела. У нее была привычка обращаться к богу с коротенькими молитвами по поводу всяких житейских мелочей, и она торопливо зашептала:

- Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась.

Дверь отворилась, Джим вошел и закрыл ее за собой. У него было худое, озабоченное лицо. Нелегкое дело в двадцать два года быть обремененным семьей! Ему уже давно нужно было новое пальто, и руки мерзли без перчаток.

Джим неподвижно замер у дверей, точно сеттера, учуявший перепела. Его глаза остановились на Делле с выражением, которого она не могла понять, и ей стало страшно. Это не был ни гнев, ни удивление, ни упрек, ни ужас - ни одно из тех чувств, которых можно было бы ожидать. Он просто смотрел на нее, не отрывая взгляда, в лицо его не меняло своего странного выражения.

Делла соскочила со стола и бросилась к нему.

- Джим, милый, - закричала она, - не смотри на меня так. Я остригла волосы и продала их, потому что я не пережила бы, если б мне нечего было подарить тебе к рождеству. Они опять отрастут. Ты ведь не сердишься, правда? Я не могла иначе. У меня очень быстро растут волосы. Ну, поздравь меня с рождеством, Джим, и давай радоваться празднику. Если б ты знал, какой я тебе подарок приготовила, какой замечательный, чудесный подарок!

- Ты остригла волосы? - спросил Джим с напряжением, как будто, несмотря на усиленную работу мозга, он все еще не мог осознать этот факт.

- Да, остригла и продала, - сказала Делла. - Но ведь ты меня все равно будешь любить? Я ведь все та же, хоть и с короткими волосами.

Джим недоуменно оглядел комнату.

- Так, значит, твоих кос уже нет? - спросил он с бессмысленной настойчивостью.

- Не ищи, ты их не найдешь, - сказала Делла. - Я же тебе говорю: я их продала - остригла и продала. Сегодня сочельник, Джим. Будь со мной поласковее, потому что я это сделала для тебя. Может быть, волосы на моей голове и можно пересчитать, - продолжала она, и ее нежный голос вдруг зазвучал серьезно, - но никто, никто не мог бы измерить мою любовь к тебе! Жарить котлеты, Джим?

И Джим вышел из оцепенения. Он заключил свою Деллу в объятия. Будем скромны и на несколько секунд займемся рассмотрением какого-нибудь постороннего предмета. Что больше - восемь долларов в неделю или миллион в год? Математик или мудрец дадут вам неправильный ответ. Волхвы принесли драгоценные дары, но среди них не было одного. Впрочем, эти туманные намеки будут разъяснены далее.

Джим достал из кармана пальто сверток и бросил его на стол.

- Не пойми меня ложно, Делл, - сказал он. - Никакая прическа и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в первую минуту немножко оторопел.

Белые проворные пальчики рванули бечевку и бумагу. Последовал крик восторга, тотчас же - увы! - чисто по женски сменившийся потоком слез и стонов, так что потребовалось немедленно применить все успокоительные средства, имевшиеся в распоряжении хозяина дома.

Ибо на столе лежали гребни, тот самый набор гребней один задний и два боковых, - которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанными в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее каштановых волос. Они стоили дорого... Делла знала это, - и сердце ее долго изнывало и томилось от несбыточного желания обладать ими. И вот теперь они принадлежали ей, но нет уже прекрасных кос, которые украсил бы их вожделенный блеск.

Все же она прижала гребни к груди и, когда, наконец, нашла в себе силы поднять голову и улыбнуться сквозь слезы, сказала:

- У меня очень быстро растут волосы, Джим!

Тут она вдруг подскочила, как ошпаренный котенок, и воскликнула:

- Ах, боже мой!

Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка. Она поспешно протянула ему цепочку на раскрытой ладони. Матовый драгоценный металл, казалось, заиграл в лучах ее бурной и искренней радости.

- Разве не прелесть, Джим? Я весь город обегала, покуда нашла это. Теперь можешь хоть сто раз в день смотреть, который час. Дай-ка мне часы. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть все вместе.

Но Джим, вместо того чтобы послушаться, лег на кушетку, подложил обе руки под голову и улыбнулся.

- Делл, - сказал он, - придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, пожалуй, самое время жарить котлеты.

Волхвы, те, что принесли дары младенцу в яслях, были, как известно, мудрые, удивительно мудрые люди. Они-то и завели моду делать рождественские подарки. И так как они были мудры, то и дары их были мудры, может быть, даже с оговоренным правом обмена в случае непригодности. А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей из восьмидолларовой квартирки, которые самым немудрым образом пожертвовали друг для друга своими величайшими сокровищами. Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду. Они и есть волхвы.

FD#3-11 Aпокaлипcиc 17:17:41
День 11: 5 вещей, которые Вы ожидаете с нетерпением.

тот момент, когда ты хз, что ожидаешь
хах
ладно
погнали
можно мне чуть упорнуться с ожиданиями?


1. ПрЫнца своего ожидаю;
2. Оценки читателей на фикбуке ожидаю;
3. Годный фанф Стинг/Лисанна ожидаю, ну или Ино/Кисаме, или Хидан/кто-нибудь, или что-нибудь блин годное, а не слюнтявую херню малолеток по типу "всунул, вынул и пошёл". и это кому-то ещё нравится... бррр;
4. Повышения зп ожидаю;
5. Я сука всё ещё жду своего оленя. ­ГДЕ МОЙ ОЛЕНЬ КАРЛ?! ГДЕ?!?!?!?!?!?!!!?!­!!71717171711!?!!!1

и на этом пожалуй усе
гы
всем мир
пис братухи


Категории: F3
С снежком вас всех. Намия 06:51:53
Что я хочу сказать , необычные сны у меня продолжаются . Про параллели и реальности близкие к Земле,то есть в чем то там события или жизнь похожа,но в тоже время есть отличия.А еще исходя из этих так сказать собственных погружений и опыта , стала я в последние дни задумываться всерьез о существовании двойников наших в параллельных реальностях. Правда некоторое , в некоторых случаях как это и неприятно чувствовалось что там тварь скрывается.Ну то есть как паразит за маской. НЕ во всех вроде.
суббота, 17 ноября 2018 г.
. magnus banе 16:00:25
а сегодня рубрика проста как монетка: семейные посиделки. семейные посиделки, или как собраться всей не совсем русской толпой и пересраться к херам собачьим. как обычно, впрочем. возможно, это у нас такое небольшое хобби, возможно - не только у нас, но иногда мне кажется, что моя семейка адамс руководствуется логикой по принципу «хм, а ведь ему недостаточно нервов на работе в структурах, почему бы и не довести его до нервного тика за чашечкой чая».

здесь могла бы быть история о том, как я заказал себе такси под мамино «всё понимаю, доедешь - позвони», после чего радостно хуярил своим ходом из другого города (вспоминая мамино «может, ты все же наконец заберешь у меня свою машину?», сказанное накануне), чтобы в итоге психануть и поехать на день рождения своего, по словам очевидцев, без пяти минут зятя, но, нет, её не будет. тут будет очередное самовозгорание на тему того, что меня затрахали стереотипы и я их в рот ебал.

началось все обыденно. даже местами смешно: с отцом мы не общались полгода и это пока еще робкое перемирие является достаточно легким, сдобренным веселыми шутками. да, у меня, конечно, после вчерашнего похода в бар похмелье просто пиздец, но, ладно, окей, возможно, стоит делать шаги навстречу во имя взаимовыгодного сотрудничества.

все бы ничего, но скоро шутейки в рамках тачки на пути в другой город сами собой сошли на нет, а та бабушка, что являет собой остов нерусской части семьи, подняла вопрос о детях и браке со словами «вот у меня в твоем возрасте уже был твой отец».

я тебя... поздравляю? желаю успехов и счастья? рад, что ты, по мнению большинства - вау - состоялась как женщина, а дед - ого - как мужчина? построил дом, завел собаку, вырастил дерево, воспитал сына? тебе напомнить, что вы потом развелись и ненавидели друг друга, пока он не умер?

и саундтрек к моему прекрасному дню - bamboleo, где не взрыв, но дословное «гуляю вольно».

и самые мои часто повторяемые слова в этой машине - «нет, я не хочу заводить ближайшее время семью», «да, я действительно на дух не переношу детей», «да, именно всех детей, да, да, да». и самые часто повторяемые слова начинающей раздражаться матери - «да отвалите вы уже от него!». и самые часто повторяемые слова моей глубоко почитаемой грэнни - «сопьешься, умрешь в одиночестве, карьера карьерой, учеба учебой, НО ДЕТЕЙ ПОРА, ДЕТЕЙ ННАДА. и вытащи уже этот ужас из своих ушей!».

ну, а потом мы приехали на место, где кто-то выпил, кто-то просто мудло, а кто-то (я, я, блять!) - просто терпила, который ловил дзен и даже не выпил ни капли. и даже не остался на тортик.

меня тяжело действительно выбесить, но, ах, как же хорошо некоторые мои родственники справляются с этой задачей. та самая категория, которая потом обижается на то, что я их динамлю и не звоню узнать, как дела.

впрочем, ничего нового.
ебать якондитер Ананaс 11:19:48
я отработала
щя на работу, а потом экзы с 22 декабря B-)­
... огнесручий какаду 05:25:18
ОН ВНИЗ УШОЛ К ПОЛУ ПО СТЕНЕ!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!1ХОТЬ БЫ ОН БОЛЬШЕ НЕ ПРИШОЛ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!АБАСРАТЦА ОТ СТРАХА!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!

Категории: Долой зоошызу
пятница, 16 ноября 2018 г.
121 baby dont fake it 22:11:37
Разговаривал сегодня с Алиной о проекте в комнате отдыха. Там были два новичка, которые заполняли вступительные бумаги. Одна симпатичная девушка и совсем зеленый парнишка.
Болтаем мы, и тут я выдаю, что с одного удачного лета можно спокойно поднять 10к, с вычетом долгов у меня останется все равно 6к.
И по скольку я сенсорик, я сразу почувствовал, как ушки у новенькой стали острее, чем когда-либо.
Когда я подошел к 27к, она уже пожирала меня оценивающим взглядом. А зеленый хоть бы в ус дунул. И в этом весь мир, хе.
20:21:11 мopф
девки меркантильные просто
сиджиай, давай, дерзай CheryJery 14:24:51
Штука в том, что помимо рисовального скила вам придется качать и рисовально-любовный­. Да-да, прокачка любви к рисованию это отдельный скил, и до тех пор пока вы не освоите это, вы так и будете на уровне "завтра, потом". Вы думаете все эти люди с артстейшенов и девиантартов, которые выдают эпик один за другим каждый день 24\7 имеют огромную силу воли и клиническую склонность к мазохизму? Да они просто торчат от рисования! Вы задаете все эти глупые вопросы: что, если не знаешь, что рисовать? что если у тебя низкая самооценка и тебе не нравятся твои работы? а что если то, а что если это. Эти вопросы говорят о том, что вы хотите чего угодно, кроме рисовать. Хотите, чтобы вами восхищались? Или вам кажется, что творческая работа это халява? Не рисуйте. Пожалуйста, нет. Не мучайте себя и не позорьтесь.
Если творческий зуд вас все же не покинул, то после избавления от иллюзий и снятия с себя корон появляются хорошие вопросы. Например, такие:"а как полюбить рисование?" Это ваша точка отсчета. С того самого момента как вы задали себе(или вовне) этот вопрос, дела ваши пойдут, поедут. Итак, как же полюбить рисование? СЮРПРИЗ: начните рисовать. Начните замкнутый круг. Первый оборот будет выглядеть как точка с линией вверх, очень ебучей, как в гору с санями. А затем вы замкнете круг и получите непрерывный поток энергии. Это понятно? Вопрос - точка, линия - ваши по началу натужные дела, которые со временем начнут затягивать вас в бесконечную воронку желания рисовать.
Вот как это работает? Вы садитесь, согбенный и хмурый с бумажкой рисовать...МАМКУ ВАШУ допустим. Вот вы берете карандаш...хотя нет. Вот вы прокрастинируете пол часа, натачивая карандаш до острейшей остроты(которая вам разве что для дырок в фольге пригодилась бы), затем шарите еще минут десять по белому листу в панике:"с чего начать-то?". Наконец совершаете пару боязливых случайных линий. Допустим. Начало положено. Первая линия - тут будет голова, вторая - тут все остальное. А какая голова? Хммм. Как ее, голову, рисовать-то? Мааам! Сними ты уже этот пожухлый полотенчик с голыми бабами! и тут....перед вами возникает
Ага, голова. Похожа на яйцо. Это зацепка! Яйцо это образ, образ связан с бессознательным и вызывает эмоции, а эмоции в свою очередь вызывают поток внимания. Уже немного смешно и немного интересно. Вы пытаетесь что-то сообразить про черты лица и вдруг осознаете, что хоть и видели сию мадам с самых ранних лет, никогда не всматривались так внимательно. Здесь вот небольшая горбинка, это как у хищной птицы. А это - мокрая прядь так художественно улеглась на щеке как раз кстати. Руки, жилистые, широкие, с легкой синевинкой вен, причудливый узор которых верток, сложен, невъебен. Лоб широкий отражает лампы свет и знаний свет, на халате невзначайно складок волны, след котлет. Брови чайками летают, тени приглушенно тают, глаз - сапфир, колено - мрамор, пятн родимых картограмма, хороши сидят бока, а фигура как бокал, ядра - чистый изумруд, слуги белку стерегут...
о, Мадонна...наконец, еле слышно произносите вы, проведя два часа в иступленном чиркании по листу.
Мать давно мирно похрапывает под Малахова "Пусть говорят", а вы кисло морщитесь глядя в набросок.
Но вы знаете - завтра немного будет лучше. И у вас есть желание
... Dr.Heavy 09:12:19
Факты из фильма «Богемская рапсодия», которые оказались неправдой

1. Знакомство Фредди Меркьюри с группой
В фильме Фарух Булсара знакомится с музыкантами группы Smile после концерта. Их вокалист Тим Стаффел как раз решил уйти из группы, и Фредди предлагает себя на его место. В действительности Меркьюри и Стаффел были друзьями и соседями по комнате в колледже искусств. Более того, какое-то время Меркьюри, Стаффел и Мэй даже снимали вместе квартиру.

2. Идея песни «We will rock you»

В фильме Брайан Мэй придумывает песню в 1980-м, после чего показывают кадры выступления Queen в «Мэдисон-сквер-гард­ен» в Нью-Йорке. На самом деле один из главных хитов группы появился за несколько лет до этого выступления, в 1977 году песня была записана для альбома News of the World. Тогда у Фредди ещё не было короткой стрижки и усов.

Подробнее…3. «Богемская рапсодия» и EMI

В фильме глава звукозаписывающей компании EMI не разделяет восторгов группы по поводу новой песни и не собирается делать её заглавной для продвижения на радио. После этого музыканты во главе с Фредди ставят ему ультиматум и в итоге уходят от продюсера. Проблемы с выходом «Богемской рапсодии» действительно были, но Queen из EMI никуда не уходили, а продолжали сотрудничать с компанией до 2010 года.

4. Меркьюри и сольная карьера

В фильме нам показывают, что подписанный Меркьюри контракт на запись сольных альбомов становится причиной конфликта. Музыканты считают поступок Фредди чуть ли не предательством и уговаривают его не уходить из Queen. В реальности все участники группы время от времени пытались запустить сольные проекты, и Фредди был далеко не первым. Барабанщик Роджер Тейлор ещё в 1978 году записал собственный сингл, а в 1981-м выпустил альбом под названием Fun in Space. Не сидел без дела и Брайан Мэй, в 1983-м у него вышел мини-альбом Star Fleet Project.

5. Меркьюри и болезнь

В фильме Фредди признается группе, что у него ВИЧ, перед концертом Live Aid в июле 1985-го. В действительности Меркьюри узнал о своём диагнозе годом позже. Хотя даже после этого он ещё несколько лет никому о нём не рассказывал. Первым, кому Фредди сказал про болезнь, был менеджер группы Queen Джим Бич.

Вот как он прокомментировал этот эпизод в документальном фильме канала BBC «Queen: Days of our lives»: «Прежде чем сказать группе, что у него положительный анализ на ВИЧ, он сказал это мне. Я оказался в не самом простом положении, ведь он не хотел, чтобы я говорил об этом группе. И я стал менеджером группы, которую ждали серьезные перемены, но я не мог им о них рассказать».

6. Фредди Меркьюри и Мэри Остин

В фильме Фарух Булсара встречает Мэри на концерте Smile, потом они начинают встречаться и даже собираются пожениться, когда жених признаётся девушке в своей бисексуальности. В жизни Меркьюри действительно встречался и делал предложение Мэри Остин, вот только в кино опущена парочка нюансов. До Меркьюри Мэри была девушкой Брайана Мэя. И да, она не томилась вечерами, ожидая Фредди с гастролей, а активно участвовала в жизни группы. Какое-то время Мэри даже работала его личным ассистентом.

7. Решение выступить на фестивале Live Aid

В фильме музыканты говорят, что они не выступали вместе несколько лет, поэтому играть на таком большом концерте с трансляцией на весь мир будет самоубийством. Во-первых, творческая пауза группы длилась не больше года, уже в 1984-м вышел их новый альбом The Works. Во-вторых, Live Aid проходил 13 июля 1985 года, на тот момент группа уже откатала тур с тем самым альбомом The Works, так что к выступлению были вполне готовы.

­­


Категории: Queen, Bohemian Rhapsody
щя плакать начну, в этом гнилом... limka the mom 04:48:04
щя плакать начну, в этом гнилом мире не осталось и толики справедливости :-(­
четверг, 15 ноября 2018 г.
веретено-игла-и-сон нeд флaндeрc 22:18:51


все твои обои -- конструктор из чеклистов вместо голых стен
там поверх бетона и штукатурки расположились поводы в ус не дуть
развивай свой тонус у позвонков, продевай иллюзии вдоль проблем
будто нос в рой пчел или честный допинг, проникший в текстурки ртути


Категории: Велимир
Мрази Моrt 20:13:24
Злость, обида и зависть всегда были моими мотиваторами. Когда все меня хвалят или все хорошо я и пальцем не двину, чтобы что-то поменять или сделать. Но когда начинают сомневаться в моих умственных способностях,приниж­ать или говорить, что я с чем то не справлюсь, в такие моменты я готова убивать. Я? Не справлюсь? Ха! Да идите вы к черту! Если я захочу я небо с землёй местами поменяю. Сдохну, но сделаю все, что бы засунуть ваши слова вам в задницы! Это вы меня ещё хреново знаете, господа хорошие. И вы сделали огромную ошибку, когда разбудили во мне всю вселенскую злость. Если я чего-то хочу, то я этого добьюсь любым способом, чтобы затем насладиться вашим унижением!
И да, я счастлива, счастлива этому чувству. Которое сейчас испепеляет мое сердце. Оно даёт мне силы, энергию, убивает лень. Даже температура тела повышается. Все это даёт мне возможность идти вперёд, не оборачиваясь. Я слишком долго была не собой, слишком долго жила не так как хотела, что забыла кто на самом деле! Понадобился год, чтобы собрать себя кое как по кусочкам, а сегодня горящая лава прошлась по венам и завершила начатое. Да, мне предстоит много работы. Просто колоссальное количество. Столько раз придётся ломать себя и возвращать день за днём ту, что засиделась в этой чертовой клетке. Но оно того стоит. Поэтому, спасибо вам мои враги, спасибо тем кто недолюбливает меня и недооцевает, спасибо вам за то, что помогли найти себя. Спасибо и пошли нахуй!
среда, 14 ноября 2018 г.
Коварная Каллисто Волк по имени Шило в сообществе Вечность 10:35:57
— Проклятый Юпитер! — зло пробурчал Эмброуэ Уайтфилд, и я, соглашаясь, кивнул.
— Я пятнадцать лет на трассах вокруг Юпитера, — ответил я, — и слышал эти два слова, наверно, миллион раз.
Должно быть, во всей солнечной системе не существует лучшего способа отвести душу.
Мы только что сменились с вахты в приборном отсеке космического разведывательного судна «Церера» и устало поплелись к себе.
— Проклятый Юпитер, проклятый Юпитер! — хмуро твердил Уайтфилд. — Он слишком огромен. Торчит здесь, у нас за спиной, и тянет, и тянет, и тянет!
Всю дорогу надо идти на атомном двигателе, постоянно, ежечасно сверять курс.
Ни тебе передышки, ни инерционного полета, ни минуты расслабленности! Только одна чертова работа!
Подробнее…Тыльной стороной кисти он отер выступивший на лбу пот. Он был молодым парнем, не старше тридцати лет, и в глазах его можно было прочитать волнение, даже некоторый страх.
И дело здесь было, несмотря на все проклятия, не в Юпитере. Меньше всего нас беспокоил Юпитер. Дело было в Каллисто! Именно эта маленькая светло-голубая на наших экранах луна, спутник гиганта Юпитера, вызывала испарину на лбу Уайтфилда и уже четыре ночи мешала мне спокойно спать. Каллисто! Пункт нашего назначения!
Даже старый Мак Стиден, седоусый ветеран, в молодости ходивший с самим великим Пиви Уилсоном, с отсутствующим видом нес вахту. Четверо суток прочь, и впереди еще десять, и в душу когтями впивается паника…
Все мы восемь человек — экипаж «Цереры» — были достаточно храбрыми при обычном ходе вещей. Мы не отступали перед опасностями полудюжины чужих миров. Но нужно нечто большее, чем просто храбрость, для встречи с неизвестным, с Каллисто, с этой «загадочной ловушкой» солнечной системы.
По сути дела, о Каллисто был известен только один зловещий, точный факт. За двадцать пять лет семь кораблей, каждый совершеннее предыдущего, долетели туда и пропали. Воскресные приложения газет населяли спутник всевозможными существами, от супердинозэвров до невидимых созданий из четвертого измерения, но тайны это не проясняло.
Наша экспедиция была восьмой. У нас был самый лучший корабль, впервые изготовленный не из стали, а из вдвое более прочного сплава бериллия и вольфрама. У нас были сверхмощное оружие и наисовременнейшие атомные двигатели.
Но… но все же мы были только восьмыми, и каждый это понимал.
Уайтфилд молча повалился на койку, подперев подбородок руками. Костяшки пальцев у него были белыми. Мне показалось, он на грани кризиса. В таких случаях требуется тонкий дипломатический подход.
— Как ты, собственно, оказался в этой экспедиции, Уайти? — спросил я. Ты, пожалуй, еще зеленоват для такого дела.
— Ну знаешь, как бывает. Тоска вдруг напала… Я после колледжа занимался зоологией — межпланетные полеты необычайно расширили это поле деятельности. На Ганимеде у меня было хорошее, прочное положение. Но надоело мне там, скука зеленая. Во флот я записался, поддавшись порыву, а затем, поддавшись второму, завербовался в эту экспедицию. — Он с сожалением вздохнул. — Теперь я немного раскаиваюсь…
— Нельзя тек, парень. Поверь мне, я человек опытный. Если ты запаникуешь, тебе конец. Да и осталось-то каких-нибудь два месяца работы, а потом мы снова вернемся на Ганимед.
— Я не боюсь, если ты это имеешь в виду, — обиделся он. — Я… я… Он долго молча хмурился. — В общем, я просто измучился, пытаясь представить, что нас там ждет. От этих воображаемых картин у меня совсем сдали нервы.
— Конечно, конечно, — заверил я. — Я ни в чем тебя не виню. Наверно, мы все через это прошли. Только постарайся взять себя в руки. Помню, однажды в полете с Марса на Титан у нас…
Я не хуже любого другого умею сочинять небылицы, а эта басня мне особенно нравилась, но Уайтфилд взглядом заставил меня умолкнуть.
Да, мы устали, нервы у нас сдавали; и в тот же день, когда мы с Уайтфилдом работали в кладовой, поднимая ящики со съестными припасами на кухню, Уайти вдруг, запинаясь, сказал:
— Я мог бы поклясться, что в том дальнем углу не одни ящики, что там есть еще что-то.
— Вот что сделали с тобой твои нервы. В углу, конечно, духи, или каллистяне, решили первыми напасть на нас.
— Говорю тебе, я видел! Там есть что-то живое.
Он придвинулся ближе. Нервы его так накалились, что на миг он заразил даже меня; мне вдруг тоже стало жутко в этом полумраке.
— Ты спятил, — громко сказал я, успокаивая себя звуком собственного голоса. — Пойдем пошуруем там.
Мы стали расшвыривать легкие алюминиевые контейнеры. Краешком глаза я видел, как Уайтфилд пытается сдвинуть ближайший к стене ящик.
— Этот не пустой. — Бормоча себе под нос, он приподнял крышку и на полсекунды застыл, Потом отступил и, наткнувшись на что-то, сел, по-прежнему не сводя глаз с ящика.
Не понимая, что его так поразило, я тоже взглянул туда — и обомлел, не сдержав крика.
Из ящика высунулась рыжая голова, а за ней грязное мальчишеское лицо.
— Привет, — сказал мальчик лет тринадцати, вылезая наружу. Мы все еще оторопело молчали, и он продолжал: — Я рад, что вы меня нашли. У меня уже все мышцы свело от этой позы.
Уайтфилд громко, судорожно сглотнул:
— Боже милостивый! Мальчишка! «Заяц»! А мы летим на Каллисто!
— И не можем повернуть назад, — сдавленно проговорил я. Разворачиваться между Юпитером и спутником — самоубийство.
— Послушай, — с неожиданной воинственностью напустился Уайтфилд на мальчика, — ты, голова, два уха, кто ты вообще такой и что ты здесь делаешь?
Парнишка съежился — видать, немного испугался.
— Я Стэнли Филдс. Из Нью-Чикаго, с Ганимеда. Я… я убежал в космос, как в книжках. — И, блестя глазами, спросил: — Как, по-вашему, мистер, будет у нас стычка с пиратами?
Без сомнения, голова его была заморочена «космической бульварщиной». Я тоже в его возрасте зачитывался ею.
— А что скажут твои родители? — нахмурился Уайтфилд.
— У меня только дядя. Не думаю, чтобы его это особенно беспокоило. — Он уже справился со своим страхом и улыбался нам.
— Ну что с ним делать? — Уайтфилд растерянно обернулся ко мне.
Я пожал плечами.
— Отвести к капитану. Пусть капитан и ломает голову.
— А как он это воспримет?
— Нам-то что! Мы тут ни при чем. Да и ничего ведь с таким делом не попишешь.
Вдвоем мы поволокли парнишку к капитану.
Капитан Бэртлетт знает свое дело, и самообладание у него удивительное. Крайне редко дает он волю чувствам. Но уж в этих случаях он напоминает разбушевавшийся на Меркурии вулкан, а если это явление вам незнакомо, значит, вы вообще еще не жили на свете.
Сейчас чаша терпения капитана переполнилась. Рейсы к спутникам всегда утомительны. Предстоящая высадка на Каллисто являлась для капитана более серьезным испытанием, чем для любого из нас. А тут еще этот «космический заяц»?.
Снести такое было немыслимо! С полчаса капитан очередями выстреливал отборнейшие проклятия. Он начал с солнца, а затем перебрал весь список планет, спутников, астероидов, комет, не пропустив даже метеоров. Только дойдя до неподвижных звезд, он наконец выдохся.
Но капитан Бэртлетт не дурак. Кончив браниться, он понял, что, если положения нельзя исправить, к нему надо приспособиться.
— Возьмите его кто-нибудь и умойте, — устало проворчал он. — И уберите на время с моих глаз. — Затем, уже смягчаясь, притянул меня к себе. — Не пугай его рассказами о том, что нас ожидает. Эх, не повезло ему, бедняжке.
После нашего ухода этот добрый старый плут срочно связался с Ганимедом, чтобы успокоить дядю мальчишки.
Конечно, мы в это время не подозревали, что малыш окажется для нас поистине божьим даром. Он отвлек наши мысли от Каллисто. Он дал им другое направление. Благодаря ему напряжение последних дней, почти достигшее уже предела, улеглось.
Было что-то освежающее в природной живости этого мальчишки, в его очаровательной непосредственности. Он бродил по кораблю, приставая ко всем с глупейшими вопросами. Он ежеминутно ждал боя с пиратами. А главное — он упорно видел в каждом из нас героя «космических комиксов».
Это последнее льстило, понятно, нашему самолюбию, и мы соперничали друг с другом по части всяких басен. А старый Мак Стиден, являвшийся в глазах Стэнли полубогом, превзошел самого себя и побил все рекорды в области вранья.
Особенно мне запомнился словесный поединок, случившийся на исходе седьмого дня. Мы достигли как раз середины пути и готовились начать торможение. За исключением Хэрригана и Тули, несших вахту у двигателей, все мы собрались в приборном отсеке. Уайтфилд, вполглаза посматривая на пульт, как обычно, завел речь о зоологии:
— Есть такой род слизняка, который водится только в Европе и называется «каролус европис», но больше известен как «магнитный червь». Длина его около шести дюймов, цвет аспидно-серый, и ничего более противного, чем это создание, нельзя себе и представить. Мы, однако, занимались его изучением целых шесть месяцев, и я никогда не видел, чтобы старик Морников приходил из-за чего-нибудь в такое возбуждение, как из-за этого червя. Видите ли, он убивает своеобразным магнитным полем. Вы помещаете в одном углу комнаты его, а в другом, скажем, гусеницу. И уже через пять минут она сворачивается клубком и погибает. И вот что любопытно. Лягушка для этого червя слишком велика, но, если вы обернете ее железной проволокой, магнитный червь убьет и ее. Вот почему мы узнали о наличии у него магнитного поля: в присутствии железа сила его больше, чем вчетверо, возрастает.
Рассказ произвел впечатление.
Джо Брок пробасил:
— Если то, что ты говоришь, правда, я чертовски рад, что эти штуки такие маленькие.
Мак Стиден потянулся и с подчеркнутым безразличием подергал свои седые усы.
— По-твоему, этот червь необыкновенный. Но он не идет ни в какое сравнение с тем, что я однажды видел… — Он в раздумье покачал головой, и мы поняли, что нас ожидает тягучая и жуткая история. Кто-то глухо заворчал, но Стэнли так и расцвел, почувствовав, что ветеран готов разговориться.
Заметив его сияющие глаза, Стиден обратился непосредственно к нему:
— Я был тогда с Пиви Уилсоном… Ты ведь слышал о Пиви Уилсоне?
— О да! — Глаза Стэнли засветились благоговейным восторгом перед памятью героя. — Я читал книги о нем. Он был величайшим астронавтом!
— Да, можешь поклясться всем радием Титана, малыш! Ростом он был не выше тебя и весил не больше ста фунтов, но он стоил впятеро против своего веса. Мы с ним были неразлучны. Без меня он никогда не отправлялся в полет. На самые опасные задания он всегда брал с собой меня. И я от него не отходил. — Он сокрушенно вздохнул. — Только сломанная нога помешала мне быть с ним в его последнем полете… — Спохватившись, он замолчал.
На нас повеяло холодным дыханием смерти. Лицо Уайтфилда посерело, капитан странно скривил рот, а у меня душа сразу ушла в пятки.
Никто не проронил ни слова, но каждый из нас думал об одном: последний полет Уилсона был к Каллисто. Он был вторым — и не вернулся. Мы были восьмыми.
Стэнли удивленно переводил взгляд с одного на другого, но все мы старательно избегали его глаз.
Капитан Бэртлетт первый взял себя в руки.
— Слушайте, Стиден, у вас ведь сохранился старый скафандр Пиви Уилсона? — Голос его звучал спокойно и ровно, но я чувствовал, что дается ему это нелегко.
Стиден поднял на него просветлевший взгляд. Его мокрые усы — он всегда жевал их, когда нервничал, — обвисли.
— Ясно, капитан. Он сам отдал его мне. Это было в двадцать третьем, когда только еще начали вводить стальные скафандры. Старый, из синтетического каучука, не был больше нужен ему, и он оставил его мне. С тех пор это мой талисман.
— Так я подумал, что этот скафандр можно бы подогнать для мальчика. Никакой другой ему ведь не подойдет, а без скафандра как же…
Выцветшие глаза ветерана холодно сверкнули.
— Нет, сэр. Никто не прикоснется к этому скафандру, капитан. Я получил его от самого Пиви, из его собственных рук! Это… это для меня святыня.
Мы все сразу приняли сторону капитана, но Стиден нипочем не сдавался, лишь твердя и твердя одно:
— Этот старый скафандр останется на своем месте. — И всякий раз для большей убедительности взмахивал кулаком.
Мы готовы уже были отступить, когда Стэнли, до того скромно молчавший, поднял руку.
— Пожалуйста, мистер Стиден. — Голос его подозрительно дрогнул. Пожалуйста, разрешите мне взять его. Я буду бережно с ним обращаться. Уверен, будь Пив и Уилсон жив, он бы мне разрешил. — Его голубые глаза увлажнились, нижняя губа задрожала. Мальчишка был настоящим артистом.
Стиден смутился и снова закусил ус.
— Ну… черт с вами, раз вы все против меня. Мальчик получит скафандр, но не ждите, что я стану возиться с починкой! Можете сами не спать, а я умываю руки.
Так капитан Бэртлетт одним выстрелом убил двух зайцев; в критический момент отвлек нас от мыслей о Каллисто и нашел мам занятие на оставшуюся часть пути: на ремонт этой древней реликвии потребовалась почти целая неделя.
Мы взялись за дело с полной ответственностью. И эта кропотливая работа захватила нас целиком. Мы заделывали каждую трещину и каждый излом на старом венерианском скафандре. Мы стягивали прорехи алюминиевой проволокой. Мы подновили крошечный обогреватель и вмонтировали новый вольфрамовый кислородный баллон.
Даже капитан не счел для себя зазорным принять в ремонте участие, и Стиден уже на другой день, несмотря на свой зарок, присоединился к нам.
Мы кончили работу накануне прибытия на Каллисто, и Стэнли, сияя от гордости, примерил скафандр, а Стиден с улыбкой наблюдал за ним и крутил ус.
Бледно-голубой шар все увеличивался на наших экранах и закрыл собой уже почти все небо. Последний день был тревожным. Мы механически несли службу, старательно избегая смотреть на холодный, неприветливый спутник.
На снижение корабль шел по длинной, все сжимавшейся спирали. Этим маневром капитан надеялся получить первое представление о природе Каллисто, но раздобытая информация была почти целиком негативной. Большой процент двуокиси углерода в атмосфере способствовал обильной и разнообразной растительности. Но всего три процента кислорода исключали, казалось, возможность развития живых организмов, если не считать самых примитивных форм жизни, вроде каких-нибудь вялых, малоподвижных существ.
Пять раз мы облетели Каллисто, пока не заметили большое озеро, напоминавшее формой лошадиную голову. О таком озере сообщалось в последнем донесении второй экспедиции — экспедиции Пиви Уилсона, и потому именно здесь решено было посадить корабль.
Еще в полумиле над поверхностью мы увидели металлическое поблескивание яйцевидного «Фобоса» и, совершив наконец мягкую посадку, оказались в каких-нибудь пятистах ярдах от него.
— Странно, — пробормотал капитан, когда все мы собрались в приборном отсеке. — Он вообще кажется целехоньким.
Верно! «Фобос» выглядел целым и невредимым. В желтом свете Юпитера ярко блестел старомодный стальной корпус.
Капитан, оторвавшись от своих раздумий, спросил сидевшего у радио Чарни:
— Ганимед ответил?
— Да, сэр. Они желают нам удачи! — Это было сказано обычным тоном, но у меня по спине пополз холодок.
На лице капитана не дрогнул ни один мускул.
— С «Фобосом» не пытались связаться?
— Он не отвечает, сэр.
— Троим из нас придется пойти поискать ответ на самом «Фобосе».
— Будем тянуть спички, — хладнокровно предложил Брок.
Капитан серьезно кивнул и, зажав в кулаке восемь спичек, в том числе три сломанные, молча протянул к нам руку.
Чарни первый шагнул вперед и вытащил спичку. Она оказалась сломанной, и он спокойно направился к стеллажу со скафандрами. За ним тянули жребий Тули, Хэрриган и Уайтфилд. Потом я, и я вытянул вторую сломанную спичку. Усмехнувшись, я двинулся следом за Чарни, а еще через тридцать секунд к нам присоединился старый Стиден.
Проверив свои карманные лучеметы, мы вышли. Мы не знали, что нас ожидает, и не были уверены, что наши первые шаги по Каллисто не окажутся последними, но без малейших колебаний отправились в путь. Космические комиксы представляют храбрость ничего не стоящим пустяком, но в действительной жизни она много дороже. И потому я не без гордости вспоминаю, каким твердым шагом двинулась наша тройка прочь от «Цереры».
Мы подошли к «Фобосу», и огромный корабль накрыл нас своей тенью. Он лежал на темно-зеленой жесткой траве, безмолвный, как сама гибель. Один из семи прилетевших сюда и здесь погибших кораблей. А наш был восьмым.
Чарни нарушил гнетущее молчание:
— Что это за белые пятна на корпусе? — Металлическим пальцем он провел по стальной обшивке, с удивлением разглядывая вязкую белую кашицу. Затем с невольной дрожью отдернул палец и яростно стал вытирать его травой. — Что это, как по-твоему?
Весь корабль, насколько он был виден нам, был покрыт тонким слоем этой белой противной массы. Она была похожа на пену или на…
Я сказал:
— Это похоже на слизь. Как если бы гигантский слизняк вылез из озера и обслюнявил корабль.
Я, конечно, сказал это не всерьез, но мои товарищи быстро обернулись к озеру. На его зеркально гладкой поверхности неподвижно лежал Юпитер. Чарни сжал свой лучемет.
— Эй! — резко отдался в моем шлемофоне голос Стидена. — Кончайте болтать. Нам надо проникнуть в корабль. Должно же где-нибудь здесь быть отверстие! Ты, Чарни, пойдешь направо, а ты, Дженкинс, налево. Я попытаюсь забраться наверх.
Он внимательно осмотрел обтекаемый корпус корабля, отступил немного и прыгнул. Конечно, на Каллисто он весил не больше двадцати фунтов вместе со всем снаряжением, так что подпрыгнуть ему удалось на тридцать-сорок футов вверх. Мягко шлепнувшись о корабль, он тут же заскользил вниз, но удержался.
Мы с Чарни расстались.
— Все в порядке? — слабо прозвучал в наушниках голос капитана.
— Все о'кэй, — хрипло откликнулся я, — пока… — И с этими словами я обогнул лишенный признаков жизни «Фобос» и оказался по другую его сторону, потеряв из виду «Цереру».
Дальнейший обход я совершал в полной тишине. «Оболочка» корабля выглядела неповрежденной. Никаких отверстий, кроме темных, словно ослепших иллюминаторов, из которых даже самые нижние были высоко над моей головой, я не обнаружил. Раз или два наверху мелькнул Стиден, но, может быть, мне это просто показалось.
Наконец я достиг носа корабля, ярко освещенного Юпитером. Иллюминаторы здесь были расположены ниже, и я смог заглянуть внутрь, где из-за причудливой игры теней и света, казалось, бродили призраки.
Но настоящее потрясение я пережил у последнего окна. На полу в желтом прямоугольнике света лежал скелет астронавта. Одежда висела на нем как на вешалке, рубашка сморщилась, словно он, падая, придавил ее своей тяжестью. Это жуткое впечатление усиливала фуражка, которая сползла на череп на один бок и теперь казалась надетой набекрень.
От резанувшего уши крика сердце мое упало. Это Стиден не сдержал громкого проклятия. В ту же минуту я увидел его неуклюжую из-за стального скафандра фигуру, торопливо соскользнувшую с корабля.
Мы с Чарни одновременно понеслись к нему огромными, летящими скачками, но он, помахав нам рукой, мчался уже к озеру. Мы увидели, как, добежав до самой кромки берега, он склонился там над чем-то полузарытым в грунт. В два прыжка мы были рядом со Стиденом. «Что-то» оказалось человеком в скафандре. Человек лежал ничком и был покрыт той же тошнотворной слизью, что и «Фобос».
— Я заметил его с корабля, — сказал Стиден, переворачивая лежавшего.
— Боже мой! — в голосе Чарни послышалось что-то похожее на рыдание. Они все умерли здесь!
Я рассказал об одетом скелете, замеченном мною в иллюминаторе.
— Ну и загадка, черт подери! — прорычал Стиден. — И ответ на нее, _несомненно_, содержится в самом «Фобосе». — Воцарилась короткая тишина. Вот что я вам скажу. Один из нас должен отправиться к капитану, чтобы тот спустил дезинтегратор. На Каллисто орудовать им будет довольно легко, и мы сможем, используя его на малых оборотах, проделать в корабле нужных размеров дыру, не разрушая всего корпуса. Пойдешь ты, Дженкинс, а мы с Чарни посмотрим, нет ли здесь и других бедняг.
Я рассказал об одетом скелете, замеченном мною в иллюминаторе.
— Ну и загадка, черт подери! — прорычал Стиден. — И ответ на нее, _несомненно_, содержится в самом «Фобосе». — Воцарилась короткая тишина. Вот что я вам скажу. Один из нас должен отправиться к капитану, чтобы тот спустил дезинтегратор. На Каллисто орудовать им будет довольно легко, и мы сможем, используя его на малых оборотах, проделать в корабле нужных размеров дыру, не разрушая всего корпуса. Пойдешь ты, Дженкинс, а мы с Чарни посмотрим, нет ли здесь и других бедняг.
Я без возражений отправился к «Церере». Позади осталось уже три четверти пути, когда громкий крик, металлическим звоном отдавшийся в моих ушах, заставил меня в тревоге оглянуться и окаменеть.
Озеро забурлило, вспенилось, и оттуда стали появляться гигантские грязно-серые пиявки. Они одна за другой выбирались на берег, извиваясь и стряхивая с себя ил и воду. Длиной они были примерно фута четыре и шириной около фута. Их способ передвижения — чрезвычайно медленное ползание, — без сомнения, был следствием атмосферных условий Каллисто: недостаток кислорода требовал экономить силы. Кроме красноватого волокнистого нароста в головной части туловища, они были абсолютно лишены волосяного покрова.
Они все ползли и ползли. Казалось, им не будет конца. Весь берег покрылся уже сплошной серой отвратительной плотью.
Чарни и Стиден бежали по направлению к «Церере», но, не одолев еще и половины расстояния, начали спотыкаться, как будто наткнулись на какое-то препятствие, и затем почти одновременно упали на колени.
Я услышал слабый голос Чарни:
— На помощь! Голова раскалывается! Я не могу шевельнуться! Я… — Затем оба стихли.
Я автоматически повернул назад, но резкая боль в висках вынудила меня остановиться, и я растерянно застыл.
В этот момент с «Цереры» отчаянно заорал Уайтфилд:
— Назад, Дженкинс! На корабль! Сейчас же назад! Назад!
Я покорно повернул к «Церере», так как боль становилась нестерпимой, Спотыкаясь и шатаясь как пьяный, я едва доплелся до корабля и не помню уже, как очутился в шлюзовом отсеке. На какое-то время я, должно быть, лишился чувств.
Следующее мое воспоминание относится к моменту, когда я открыл глаза а приборном отсеке. Кто-то стащил с меня скафандр. Еще плохо соображая, я, однако, заметил, что вокруг меня царит всеобщая тревога и замешательство. Голова моя была как в тумане, и наклонившийся ко мне капитан Бэртлетт двоился у меня в глазах.
— Знаешь, что такое эти чертовы отродья? — Он указал наружу, туда, где были огромные пиявки.
Я молча покачал головой.
— Это родственники того самого магнитного червя, о котором как-то рассказывал Уайтфилд. Помнишь магнитного червя?
— Помню. Он убивает магнитным полем, сила которого возрастает в присутствии железа.
— Да, черт его возьми! — не выдержал Уайтфилд. — Клянусь, что так! Если бы не то, что по счастливой случайности наш корабль сделан из бериллия и вольфрама, а не из стали, как «Фобос» и остальные, мы все были бы уже сейчас без сознания, а спустя немного времени мертвы.
— Так _вот_ оно, коварство Каллисто! — Охваченный внезапным ужасом, я закричал: — А Чарни и Стиден, что с ними?
— Они там, — мрачно буркнул капитан. — Без чувств… может быть, мертвы. Эти мерзкие гады ползут к ним, и мы ничего не в силах сделать. Без скафандров мы не можем покинуть корабль, а в стальных скафандрах мы все станем жертвами. Наше оружие не позволяет так прицельно вести огонь, чтобы уничтожить только этих ползучих, не задев Чарни и Стидена. У меня мелькнула было мысль подвести «Цереру» поближе, чтобы напасть на червей, но космический корабль не приспособлен для маневров на поверхности такой вот планеты. Мы…
— Короче, — глухо перебил я, — мы будем сидеть здесь и наблюдать, как они умирают.
Капитан кивнул, и я с горечью отвернулся. Кто-то легонько потянул меня за рукав, и я, посмотрев в ту сторону, увидел широко раскрытые голубые глаза Стэнли. Я совсем забыл о нем, и сейчас мне было не до-него.
— В чем дело? — рявкнул я.
— Мистер Дженкинс. — Глаза его покраснели; наверняка он предпочел бы иметь дело с пиратами, а не с магнитными червями. — Мистер Дженкинс, может быть, я могу помочь мистеру Чарни и мистеру Стидену?..
Вздохнув, я отвел глаза.
— Но, мистер Дженкинс, я _правда_ могу. Я слышал, что сказал мистер Уайтфилд, и ведь _мой_ скафандр не из стали, а из искусственного каучука.
— Малыш прав, — медленно проговорил Уайтфилд, когда Стэнли громко повторил свое предложение. — Совершенно очевидно, что ослабленное поле для нас безвредно. А у него-то скафандр не металлический.
— Его скафандр — старая развалина! — возразил капитан. — Я никогда всерьез не помышлял, что мальчик сможет им пользоваться.
По тому, как он вдруг умолк, видно было, что он колеблется.
— Мы не можем бросить Нила и Мака, не попытавшись спасти их, капитан, твердо сказал Брок.
И капитан внезапно решился, после чего сразу принялся приводить этот план в исполнение. Он сам достал из стеллажа ветхую реликвию и помог Стэнли облачиться в нее. Покончив с этим, он сказал:
— Начни со Стидена. Он старше, сопротивляемость к полю у него ниже… Ну, удачи тебе, малыш. Только смотри, если увидишь, что тебе это не по силам, немедленно возвращайся. Немедленно, ты меня слышишь?
Стэнли на первом же шагу растянулся, но жизнь на Ганимеде научила его приспосабливаться к условиям пониженной гравитации, и он быстро освоил способ передвижения на Каллисто. Мы вздохнули с облегчением, увидев, как решительно устремился он к двум беспомощно распростертым фигурам. Магнитное поле, совершенно очевидно, на него не действовало.
Взвалив на плечи одного из пострадавших, он тронулся в обратный путь ненамного медленнее, чем шел туда. Он благополучно опустил во входной люк свою ношу, помахал нам через стекло и снова удалился.
Через несколько минут Стиден, с которого мы сорвали скафандр, лежал на кушетке в приборном отсеке. Капитан приложил ухо к его груди и вдруг счастливо рассмеялся:
— Живой! Живой наш старикан!
Столпившись возле Стидена, мы наперебой тянулись к его руке, желая лично убедиться, что пульс есть. Наконец лицо ветерана дрогнуло, а когда послышался его невнятный шепот: «Так я сказал Пиви, я сказал…» — наши последние сомнения исчезли.
От Стидена нас оторвал пронзительный крик Уайтфилда:
— С мальчиком что-то неладно!
Стэнли со своей второй ношей был уже на полпути к кораблю, но теперь он спотыкался, и с каждым шагом сильнее.
— Это невозможно, — хрипло прошептал Уайтфилд. — Это невозможно. Поле не должно влиять на него!
— Это невозможно, — хрипло прошептал Уайтфилд. — Это невозможно. Поле не должно влиять на него!
— Боже! — Капитан в отчаянии схватился за голову. — В проклятой рухляди нет радио. Он не может сказать, что с ним… Я иду к нему! Поле или не поле, я иду к нему!
Он рванулся бежать, но Тули схватил его за рукав.
— Стоп, капитан! Он, пожалуй, сам справится.
Стэнли опять бежал, но как-то странно, будто не видя, куда бежит. Два или три раза он падал, но ему удавалось подняться. Последний раз он упал почти у самой «Цереры». Видно было, как силится он добраться до входного люка. Мы орали, и молились, и обливались холодным потом, но сделать ничего не могли.
А потом он скрылся; попал наконец в люк.
В мгновение ока мы втащили обоих внутрь. Чарни был жив. С первого взгляда убедившись в этом, мы бесцеремонно повернулись к нему спиной. Сейчас для нас существовал только Стэнли. Воспаленный язык и струйка крови, сбегавшая от носа к подбородку, лучше всяких слов объясняли случившееся.
— У него разгерметизировался скафандр, — сказал Хэрриган.
— Отойдите-ка все! — приказал капитан. — Мальчику нужен воздух.
Мы молча ждали. Наконец слабый стон возвестил нам, что мальчик начинает приходить в чувство. Как по команде мы все заулыбались.
— Какой храбрый мальчик! — сказал капитан. — Последние сто ярдов он протянул только на силе духа, больше ни на чем. — И снова повторил: Какой храбрый мальчик! Он получит Медаль Астронавта, даже если мне придется отдать ему мою собственную.
Каллисто, голубой, все уменьшавшийся на нашем телевизоре шар, был самым обыкновенным, ничуть не загадочным миром. Стэнли Филдс, почетный капитан «Цереры», приставил большой палец к кончику носа и одновременно показал экрану язык. Не слишком элегантная пантомима, зато символ торжества Человека над враждебными силами Солнечной системы.


Айзек Азимов
.... огнесручий какаду 09:55:05
В Красноярске и Кемерове концертные площадки отказались проводить выступления поп-панк группы «Френдзона».

Сообщается, что это произошло «под угрозами от администрации города», а поводом стало содержание песен
Отмены выступления в Красноярске добивалось, в частности, местное отделение движения «АнтиДилер». В сообщении движения подчеркивается, что «петь детям о наркотиках, однополой любви и разврате — преступление против нации».

Концерт в Кемерово был отменен буквально за час до его официального начала. Выступление в Красноярске не состоялось, несмотря на то, что первоначальное возрастное ограничение 12+ было заменено на 18+.

Движение «АнтиДилер» было создано при поддержке фонда, попечителем которого является бывший депутат Госдумы Дмитрий Носов. В 2015 году после сообщений «АнтиДилера», что приехавшие в Красноярск музыканты группы Centr употребляют наркотики, позже ее лидер — Гуф — получил шесть суток ареста.

(С)

Категории: Репрессии геноцыд гулаг
09:59:01 болгарский перец
еееее
10:05:49 Cоnst.
как бесят тупые сми которые склоняют кемерово
чашка, которую я разбила Determiness 09:29:33
Зуб рос прямо в сгибе локтя, в глубокой дыре среди окровавленных вен.

Категории: Sweet dreams
Знаете почему я ненавижу метро и... Blасk Broken Rabbit 06:06:31
Знаете почему я ненавижу метро и людей?

Прикосновения и люди.

Вот рил, я до этой всей фигни очень чувствителен.
Мне ооооочень неприятно, когда меня касаются рандомы/ люди которые мне не нравятся.

И вот блин

Метро состоит из этих людей.
И все как-то касаются меня
Я из-за этого не могу нормально за поручень(или как это там называется) взяться.

ПРОСТО СДВИНЬСЯ НА ПАРУ САНТИМЕТРОВ, ЧЕЛОВЕК, АААААААААА.
06:07:59 Невсерьез
Такси твой выход
06:08:20 Невсерьез
Или своя машина
06:09:20 Blасk Broken Rabbit
Есть такое Но такси дорохо А водить я не хочу хД Собью еще кого-нибудь хД
06:32:35 H A S S A R.
ахаха, как мило то получается. не пробовал среди друзей себе водилу найти?
Рим chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 02:37:56
Вот и собрав несколько впечатлений от Рима все же решила написать. На самом деле впечатления скорее смешанные и неоднозначные. Во-первых, дорога из Киева заняла практически весь день, хотя на самолете лететь прямым рейсом 2,5 часа(!). Из-за сбитого режима волнения я не спала всю ночь, утром в восемь утра уже пила кофе и дособирала чемоданы. Нас зарснее предупредили, что рейс перенесли на два часа вперед, так что в 12:10 только вылет.
Первое, что удивило, что прилетели мы быстрее, чем должны были примерно на поласа. Это очень смутило ибо как бы есть регламент полета, что это за маршрут вообще?.. но они исправились и не подавали пешеходный рукав около 30 минут. В аэропорту все стали как стадо баранов ожидая когда стеклянная дверца к лестнице откроется. Мы с Барабанщиком вернулись и сказали, что дверь закрыта. Чувак пошел и сбоку просто убрал ограничительную ленточку(!!!)
Весь самолет как бараны стоял бы так очень и очень долго. Люди сзади не знали о том, что впереди, а те, кто впереди им было влом.
Потом около 10 минут ехали на монорельсе до аэропорта. После этого граница. И тут начался самый треш. Ибо очередь для no visa и citizens - одна, рядом очередь для ребят с визой. И вместе с нашим самолетом приземлился самолет аэрофлота, поэтому в очереди были люди, которые просто ошиблись)
(Конечно же, в какой-то момент они начали понимать, и сразу «ой, да вот с безвизом, а смотри как проверяеют то долго)))00 с визой штамп и все». Это не так, но это как в законах Мерфи: длинна минуты зависит от того по какую сторону туалетной двери вы находитесь).
Потом электричка до центра города: ждали 25 минут и ехали 30. Потом автобус до апартаментов: ждали 1,5 часа(!) и ехали минут 20-30. Потом шли еще минут 10.
Женщина показывала квартиру и оказалось, что это Ирина из Запорожья. Честно сказать, она упала нам на хвост, но показала отличный ресторан в центре с вкуснейшей пастой и пиццей, а также как вообще добраться до центра. Она хотела очень еще с нами тусить/бухать винишко. Но по ходу всего этого мы решили разойтись ибо мы были крайне уставшими и хотели пройтись и домой. Она нам сказала что ехать обратно 4 остановки... и кажется нас решила тупо обмануть. От той остановки мы шли еще минут 20-30. Было холодно, неприятно. Хотя было около 6 вечера и только недавно зашло солнце. Мы закупились в магазине продовольствием и плелись к дому.
Отбой в десять вечера и проснулись.... я проснулась в час. Не особо туристичное поведение. Мы пошли искать керфур, чтобы купить симки, ибо без интернета просто беда в городе. В керфуре их не оказалось и решили все же пойти сначала в музей, а потом уже в центр за симками. Мы заплутали, взяли по обалденному капучино и решаем как дальше. К нам подошел парень и сказал, что из Сенегала, спросил откуда мы, мы сказали. Он начал впаривать товары «аутентичные для его страны, но из пластика». Но мы корректно морознулись и сказали, что не заинтересованы. И тут начинает происходить какая-то жесть: парень просит 2 евро на кофе, мы говорим «нет», парень говорит «отдай свой кофе» к мч. Мы опешили и начинаем не понимать происходящне. Мы снова говорим «нет», и тут он начинает прям возмущаться и становится агрессивным будто мы должны это сделать. Барабанщик смотрит на меня и явно растерялся, я ему «решай», а потом в итоге вступила в диалог и сказала, что нет, так не пойдет. Парень ушел поняв, что от нас ничего не дождаться, но это было прям ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО.
После этого начали сторониться всех кто хоть что-то продает, более того, в центре это еще более навязчево, но не так агрессивно. Буквально бежал парень через всю площадь (ибо людей было к вечеру мало), чтобы продать цветы. Сидим в заведении и мне прямо в лицо розы вскнули пока ем, прям не гипербола, а по-настоящему розы в лицо ‘D кстати, в самом центре отвратительная еда, вот прям очень мерзкая.
Возвращаясь к нашей переферии центра. Мы все же дошли до узея современного искусства и там не работало больше полоаины ибо меняется экспозиция. И все снова не юзерфрендли. Сначала инфопоинт, который похож на кассу, в центре огромный круглый стол-касса, похожий на инфопоинт. Нам сказали идти к лифту, а там сказали, что надо сначала в гардероб сдать куртки и рюкзак. Это можно сделать между инфопоинтом и кассой: сначала рюкзак в ящик и залог в 1евро, потом в гардероб куртки. Экономят место тем, что куртку на куртку надевают.
Мы сразу на лифт и на третий этаж и оттуда решили постепенно спускаться. Зал был посвящен фотографии современного фотографа, это его работы за последние 20 лет и все это было из горячих точек. Из Сектор Газа были еще масакра-видео. Были фотографии того как пристрелили черного в США. Был живой, а потом нет. Ожидающие казни в Бейруте, японцы после землетрясений. Вспомнила АТО и не могла воспринимать школьников учащихся понимать смысл этих фотографий.. там были группы, которые сидели и много записывали, шутили и смеялись. И как-то это весело и грустно одновременно.
На третьем этаже были разнообразные инсталляции, увидела знакомую работу Агнешки Польской, которую видела еще в Моцаке, она очень милые и серьезные работы делает)
В общем, данная экспозиция вся была посаящена ИИ, причем не на какие-то отдаленно похожие футуристические сюжеты для продажи, а прям настоящие рассуждения. Там даже была работа программиста, который считает себя художником ))) его работу не запомнила, но нескол ко работ были по-настоящему сильные. Первая - это комиксы(чуть позже выставлю фото и название) о роботах пытающихся понять мир. И вроде крайне банальная тема, но то как роботы пытаются присвоить значение слову «свобода» это прям очень. И понять границу своего существования.
Вторая - длинное видео будто играют нубы в игру «кто столкнет с крыши». На видео множество каких-то персонажей, которые то в лаву зайдет, то ноги поломает, то деревья снесет, то стоит и горит, то других сжигает. Барабанщик начал дико орать с этого, ибо прям проникся «это же о том как ИИ узнает свои границы. Вот есть мир, который движется своим алгоритмом, и ии, которое имеет свой алгоритм, и вот в его мире он может ломать ноги, залезть в лаву, но вот по законам этого мира он сгорит»
Но надо еще раз его послушать, ибо он такое интересное задвинул!
И работа третья - это виртуальные очки: гуляешь по лесу, рассматриваешь все, движешься, а потом падаешь с пропасти. Теряешься в пространстве сразу, я серьезно. Когда нет ни рук, ни ног на экране, то вообще плохо осознаешь все. Падая с обрыва у меня сжалось все будто падаю на американских горках. Но сижу я на квадратном стуле.
——

Все завтра!

Категории: Путешествия


дневник ТОМА > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
помоги скрасить ночь
Утренних слезок
вот так и погибают герои.
пройди тесты:
Трудно быть ангелом в аду... 4 часть 2...
...
Смерть персакома... 9 (Помоги мне...)
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх